Культурная Монголия: от Чингисхана к метросексуалам

 
 
В дни Сагаалгана монгольские пограничники ожидают увеличение туристического потока из России на 65%. В последние годы именно в этот праздник вектор перемещения людей меняется в обратную сторону. Россияне едут в Монголию не только затем, чтобы проникнутся духом Белого Месяца или посетить сакральные места, все больше людей, особенно молодежи, едут в Улан- Батор, как ни странно, за западной культурой. Столица Монголии кипит культурными страстями, выставками, перфомансами, тусовками. Хипстеры, фотографы, блогеры, все они уважают свои традиции и корни, но с удовольствием смотрят на Запад и принимают его культурные ценности. 
 
Один из них известный фотограф Буттулга Бат-Оргил. В 2002 году он приобрел свой первый фотоаппарат, работал фотографом в Cosmopolitan Mongolia и National Geographic Mongolia. Поступил на инженера-авиатехника в Москве и во время учебы везде таскал с собой камеру. Фотографировал московские улицы и людей в метро. Его отправили в академический отпуск, но он вернулся обратно. Собранного материала хватило на целую выставку «Метро. Метрополис. Метросексуальность», которая сегодня проходит в Улан-Баторе. И если с первыми двумя М все более менее понятно, то третье направление «Метросексуальность» позволило фотографу объединить возможности современной цифровой фотографии и перфоманса. Несколько фотографий, кстати, сделаны с применением рентгена. Батуулга был бы рад показать свои работы улан-удэнскому зрителю.  
 
 
 
 
Любимое место продвинутых монголов - антикафе «Циферблат», первая подобная российская франшиза в Азии. Интеллигентная, хипстерская атмосфера с творческими мастер-классами, курсами, квартирниками. Чай, кофе, программа – все как в стандартном анти-кафе. Желающие проводить мероприятия не платят за аренду, а посетители оплачивают время. 
 
– Современный монгол знает и уважает свои традиции, передает дальше и совмещает с мировым опытом. Я люблю свой город, несмотря на ужасный смог. Очень многие уезжают, но я надеюсь, кто-то все равно приедет, – говорит будущий архитектор, арт-директор анти-кафе «Циферблат» Мишеел Эрденебаяр.
 
 
В Монголии много богатых людей, меценатов, которые делают интересные общественные проекты. Один из таких частных инвесторов, например, профинансировал строительство памятника матери Чингисхана Оэлун. На объекты искусства также есть  коммерческий спрос, поэтому  частные арт-галереи так популярны. Волонтер галереи «Арт-студио» Гармаа считает, что в этом нет ничего удивительного, монголы любят все красивое. Сейчас монголы собирают средства на строительство гигантской статуи Будды Майтреи, которая по замыслу переплюнет статуи Иисуса в Бразилии (39 м) и Свободы (46 м) – станет 54 м. Деньги собирают народным способом. 
 
При этом, то, что Монголия проходит через подражание Западу в среде интеллигенции многим не нравится. 
 
- Улан-Батор сегодня во всем берет ориентир на Запад. Так, главная цель современных монголов – отправить детей учиться за границу, а цель последних как можно быстрее ассимилироваться в той среде. Те же китайцы стараются создать вокруг себя дом, они общаются только со своими, а у нас не так. Наше желание – быстро стать такими же, как все, там, где они живут. Сам по себе монгол может оставаться кочевником, но его дети вряд ли будут следовать его примеру. Я много знаю таких случаев, когда монголы в Америке, например, общаются с детьми на английском. Конечно, это не хорошо. Если ты монгол – говори на монгольском языке, – возмущается молодой историк Нацагдорж. - У бурят по-другому. Семейные традиции для вас важны настолько, что это не позволит бурятам ассимилироваться, если они сами этого не захотят. Живя в русском обществе, буряты все равно не станут русскими.   
 
Даже за пару дней в Улан-Баторе можно многое успеть. Пробежаться по галереям современного искусства и музеям, выпить кофе в настоящей французской кофейне и попробовать блюда турецкой, северо-корейской или индийской кухни, чего нет в Улан-Удэ. Отстоять в очереди на почте и отправить открытку домой. Случайно натыкаться на улан-баторские граффити и объекты современного искусства, познакомиться с молодыми музыкантами и экспатами, приобрести что-то из кашемира или войлока, попробовать буузы по-монгольски в забегаловке, где едят сами монголы.  
 
 
 
Оставить время и для ночной жизни, которая не затихает. Стоимость билетов в музеи колеблется в районе 200 рублей, средний чек в кафешках – 400 рублей, в ресторан значительно выше. В какой ресторан не зайди, там всегда людно и это не зависит от времени дня. Монголы много пьют и любят веселиться. Кстати, в первое число каждого месяца в Монголии запрещена продажа алкоголя. Большинство  монголов передвигается по Улан-Батору на такси, никакого специального сервиса нет. Интернет путеводителя по Улан-Батору тоже нет, поэтому перед поездкой стоит прошерстить Trip Adviser и поглядеть фотографии в фейсбуке и инстаграм, ну и, конечно, опросить своих знакомых по поводу любимых мест в Улан-Баторе, здесь таких предостаточно.   
 
 
Мария Ханхунова, «Республика»
Фото автора