Продали Китаю или загнали в резервацию?

 
Что на самом деле стоит за перемещением Бурятии в Дальневосточный федеральный округ.

 

Бурятия и Забайкальский край действительно надолго запомнят прошедший День народного единства. Одним ноябрьским указом президент Путин превратил два миллиона сибиряков в два миллиона новых дальневосточников. Без объяснения причин. Хотя процедура более чем серьезная, несмотря на все увещевания о формализме и чисто операционных нуждах для экономики. На фоне информационного вакуума и вялых комментариев властей на местах, в обществе начали строить самые разные предположения вплоть до вновь оживших китайских страшилок со времен заявления бывшего губернатора Забайкалья  Константина Ильковского о сдаче в аренду огромных площадей края Китаю. В любом случае нововведение на фоне общего традиционного недоверия к власти, воспринимается негативно. Бывшие сибиряки считают, что в лучшем случае это ничего не изменит ни в экономике, ни в социальной сфере регионов.

При этом за молчанием властей все же стоят настоящие причины, которые людям могут не понравиться.

Давайте вспомним, для чего вообще создавались федеральные округа в России на заре путинской эпохи и в каком виде они остаются сегодня, спустя 18 лет. В первую очередь округа являются важной частью вертикали власти в стране, хотя в конституции они не имеют никакого статуса. У округов нет своего бюджета, и представлены они только полномочным представителем в ранге члена администрации президента. За исключением полпреда в ДФО Юрия Трутнева, который занимает пост заместителя председателя правительства. Но к нему мы еще вернемся.

Границы федеральных округов были определены в то время, когда только закончилась вторая чеченская кампания, а регионы, особенно на Северном Кавказе и Дальнем Востоке все чаще поднимали голову. Губернаторы не были настолько зависимы от федерального центра, как сегодня, зарождались коалиции и независимые центры. Институт уполномоченных должен был укрепить вертикаль, по сути уполномоченные являлись политическими смотрящими за губернаторами, и оперативно докладывали в центр обстановку. При этом границы федеральных округов удобно совпадали с военными. Изначально также говорилось и о совпадении экономических районов, а также этнических. В случае с Бурятией это вдвойне неверно. Наша республика действительно никогда не вписывалась в ряд развитых сибирских регионов с их мощной научной базой, развитыми месторождениями и логистикой, ну а с этническим составом все итак ясно.

Когда вертикаль власти была укреплена и надежно забетонирована, экономические, социальные и культурные нестыковки в СФО начали вылезать наружу. По экономическому развитию и культурным особенностям мы все же ближе к Дальнему Востоку, то есть к наиболее отдаленному, малонаселенному и экономически отсталому региону страны. Все, что сейчас происходит с передачей Бурятии и Забайкалья в ДФО - лишь констатация факта. Кроме того, это устроит всех. Показатели СФО по ВРП существенно повысятся, а ДФО ничего не потеряет, так как там терять особо нечего.

Второй вопрос - что государство собирается делать с этой огромной территорией, которая, будучи отдельным государством встала бы в семерку крупнейших стран мира, а по плотности населения была бы ниже самого редконаселенного государства Монголии, плотность меньше только в Антарктиде и Гренландии.

Ответ якобы лежит на поверхности. В сентябре в ДФО прошел Восточный экономический форум, где главными гостями были китайцы. Президент Путин и председатель Си Цзиньпин на весь мир крепили дружбу блинами и водкой, пока их подчиненные подписывали новую программу сотрудничества до 2024 года. Именно тогда министр Дальнего Востока Александр Козлов впервые заговорил о вхождении Забайкалья в ДФО, об этом он написал в своем инстаграме еще в конце сентября. Никто тогда его словам не придал особого значения. По словам министра,  в ходе форума шло обсуждение, стоит ли включать Забайкалье в ДФО, чтобы оно смогло пользоваться созданными для округа преференциями, либо просто распространить эти преференции за границы округа. Видимо, решили, что первое все-таки удобнее. Однако, такое решение в ходе ВЭФ породило массу слухов и предположений о том, что Дальний Восток вместе с Байкалом отдают Китаю. И это тоже неверно.

Дружба китайского лидера Си Цзиньпина и президента Путина лежит в плоскости глобальной геополитики. Это сигнал остальному миру, что Россия не одинока, что у нас остались влиятельные партнеры в условиях противостояния Западу. На деле, если судить по принятым во время ВЭФ соглашениям, никакого реального экономического взаимодействия ДФО и Китая не предполагается. Восточная граница страны остается максимально закрытой для Китая. Да, нам бы не помешали китайские инвестиции в Дальний Восток, но для этого нужно выстроить Дальний Восток с нуля, дороги, мосты, прочую инфраструктуру. Китайцы готовы вложиться ради того, чтобы получить доступ к ресурсам, но Россия к такой близости пока не готова, так как сближаться в этом случае нужно будет капитально, например, отменять визовый режим для китайцев на территории всей страны. Силовики в Кремле к этому не готовы, ни физически, ни морально.

Готова ли Россия вкладываться в Дальний Восток? Судя по тому, что ДФО в отличии от других федеральных округов имеет особый статус: об этом говорит ранг Трутнева в правительстве, а также собственное министерство и соответственно собственный бюджет, замаскированный под программы развития, проходящие через министерство Дальнего Востока, внимание в этой территории весьма пристальное. Но судя по тому, какой электоральный бунт недавно устроил ряд регионов ДФО, его явно недостаточно. Дальневосточный гектар, субсидируемые перевозки, налоговые льготы - все эти меры либо плохо работают, либо не дают того эффекта, который ждут люди.

Можно ли ждать существенных изменений в условиях экономического спада и кризиса политической системы, вопрос открытый. Поэтому пока переход Бурятии в ДФО можно считать скрытой сегрегацией. Если в СФО у Бурятии еще была надежда на выравнивание экономики вслед за сибирскими промышленными центрами, то теперь равняться в общем-то не на кого, в ДФО почти все регионы одинаково бедные. Это как заселить целый дом сиротами, вместо того, чтобы равномерно рассредоточить их по благополучным домам, где есть и хороший пример и правила поведения. Рано или поздно сироты превратят дом в бомжатник, который станет головной болью тех, кто их туда заселил.

Некоторые эксперты высказывают мысль о том, что границы округов иллюзорны, и не надо придавать большого значения сегодняшним переменам. Тем не менее, все начинается с концепции, и сегодня концепция Кремля по отношению к Бурятии предельно понятна. Возможно именно ради более спокойного перехода в Бурятию и был отправлен Алексей Цыденов, который родился в Забайкальском крае и много лет прожил в Хабаровске, сегодняшнем центре ДФО. Всего за год до «женитьбы на Бурятии», Цыденова сватали в губернаторы Хабаровского края. Кто знает, возможно именно для него вхождение Бурятии в ДФО открывает новые и интересные перспективы в виде кресла Трутнева и места в Кремле  в чине заместителя председателя правительства?

 

Евгения Балтатарова, «Республика».

Фото Сергея Степанова