Китайские инвестиции с бурятским оттенком

 
Готовы ли предприниматели из Поднебесной на самом деле развивать Бурятию?

 

Все чаще в медийном пространстве республики появляются новости о китайских инвесторах, которые заходят на самые громкие проекты, анонсированные властями. Все это вызывает бурную дискуссию в обществе, связанную в основном с популярными опасениями о китайской экспансии. Однако, анализ ситуации показывает, что до так называемой экспансии еще очень и очень далеко. По большому счету китайские компании оказываются пустышками, за которыми в лучшем случае стоит бурятский бизнес, аффилированный с властями. Прикрываться китайскими инвесторами там, где их нет, выгодно в первую очередь тем, кто отвечает за развитие региона, то есть высшему руководству республики. Таким образом достигаются нужные индикаторы по инвестициям и, что важнее, иностранным инвестициям, хотя деньги при этом, если они реально вкладываются, российские, а часто еще и  бюджетные.

Недавно вся Бурятия живо обсуждала ситуацию вокруг центра семейного отдыха на Верхней Березовке. Примечательно, что медийный шум начался из буквально анонимного вброса. В паблике Аноним 03 неизвестный пользователь сообщил, что земля между ипподромом и Этнографическим музеем в размере 111 гектар отдана китайцам, которые вырубят на этой территории весь лес. История получила мощный отклик в сми, и разъяснять ситуацию пришлось в правительстве Бурятии.

В правительстве заверили, что данный  участок земли хоть и в аренде у частника по инвестиционному соглашению, но по- прежнему находится в республиканской собственности. Более того, с 2015 года, когда было подписано соглашение, никаких подвижек не случилось. То есть проекта как такового не существует. В связи с этим власти допускают расторжение договора и в любом случае не допустят сплошной рубки леса. Также в правительстве уточнили, что арендаторами участка являются граждане России.

100% учредителем и директором ООО «Диал С» является 29-летняя уроженка Бурятии Лили Размиашвили. Не так давно девушка давала интервью Информ Полису, где рассказала о проекте центра семейного отдыха на Верхней Березовке.  Про проекту, центр отдыха будет состоять из лыжной базы и сопутствующей инфраструктуры типа магазинов, кафе и спа- центра.

До 2018 года ООО «Диал С» принадлежало  совсем другим людям. Среди них можно назвать известного бурятского ресторатора Людмилу Лумбунову, ее сестру Наталью Дондопову и предположительно родственницу бизнесмена и бывшего квнщика Алексея Михалева Клавдию Михалеву.  По нашей информации в 2015 году компания под руководством Людмилы Лумбуновой взяло участок на Верхней Березовке в аренду в рамках инвестиционного соглашения с правительством Бурятии по цене всего 1400 рублей за гектар. Без конкурса, так как сумма заявленных инвестиций больше 100 млн рублей. Компания обещала в течение 10 лет вложиться в проект в размере 225 миллионов рублей и еще 25 миллионов привлечь в качестве заемных средств. Судя по презентации проекта, к 2019 году  «Диал С» уже должно оказывать определенный объем услуг населению и вложить в проект порядка 88 миллионов рублей. Но, как было сказано выше, в проект не было вложено ни копейки. Нынешняя владелица компании Лили Размиашвили сказала, что предыдущий учредитель не смог найти возможность реализовать проект. Сможет ли это сделать сама госпожа Размиашвили - большой вопрос.

В этой истории есть несколько знаковых моментов, которые вообще отражают суть работы наших властей на инвестиционном поприще. В рекреационной зоне города Улан-Удэ есть огромный участок, один из последних, которые еще остались нетронутыми, если посмотреть на карту со спутника, эти 111 гектар зажаты между бесчисленными ДНТ. О том, кто и как пилил золотую землю на Верхней Березовке можно почитать в нашем материале «Элитные самовольщики».

На Верхней Березовке нет недостатка в развлечениях, давно работает предприятие семьи Матхановых «Оранж Хаус»  со всем спектром услуг: горками, банкетными залами, пейнтболом и т.д. Вдоль дороги выстроены всевозможные гостиницы, недавно открылась еще одна огромная и весьма безвкусная юрта. Есть элитные жилищные комплексы типа «Европы» и т.д. Чем отличается предложение «Диал С» по строительству центра семейного отдыха непонятно, как и то, зачем под эти нужды выделять такую огромную территорию. Ведь даже на 250 миллионов можно от силы освоить только пару гектар. Да больше и не нужно, вряд ли население Улан-Удэ так отчаянно нуждается в огромном «банно-развлекательном комплексе».

Качество и количество леса на данном участке также не позволяет предположить, что участок интересен именно этим, а вот очередное ДНТ, например, с элитными коттеджами уже другой разговор. Думается, что изначально учредители «Диал С» преследовали именно эту цель, на данном участке главное земля, которую можно использовать как актив, заложить, продать или обменять. По существу это деньги из воздуха, если учитывать какую смешную аренду они платят. На это указывает в том числе и то, что два участка общим размером около двеннадцати гектар уже отданы в субаренду двум фирмам. Кроме того, сам «Диал С» за три года несколько раз сменил учредителей. То есть изначально не было никаких инвесторов, были люди, которые по какой-то льготной схеме (не хочется говорить коррупционной) получили задаром лакомый участок земли и наверное смогли сделать на нем деньги.  

Конечный собственник Лили Размиашвили, в отличие от вышеупомянутых известных в Бурятии товарищей,  вообще человек как - будто из ниоткуда. Абсолютно чистые профили в социальных сетях, которые активизировались только с нынешним скандалом, никакой трудовой биографии кроме участия в недавно организованных фирмах и «Диал С» . С ее слов известно лишь, что девушка замужем за гражданином Китая, мама у нее бурятка, а папа грузин. И как же поверить в то, что это солидный инвестор после всего, что было с этим злополучным участком?

Любопытно, что произошедший скандал скорее всего не случаен. Откуда было знать анониму, не знакомому с ситуацией, что в проект «зашли китайцы»? Логичнее предположить, что смена собственника в «Диал С»  не всем пришлась по нраву. И самое главное, как проходила смена собственника и зачем. Можно предположить, что у предыдущего владельца Клавдии Михалевой участок просто отжали, а стоящие за ней люди таким образом хотят в отместку затормозить весь проект, ведь как только разгорелся скандал, правительство поспешило заявить, что может расторгнуть договор. Сеть аффилированных с Клавдией Михалевой лиц идет неприлично далеко, настолько, что приход Размиашвили в проект потенциально может стать катализатором войны на самом верху. Достаточно вспомнить, что вышеупомянутый Алексей Михалев уже имеет опыт строительства элитной недвижимости на Верхней Березовке, одна из его компаний занималась строительством и продажей таунхаусов в «Европе» и даже упоминалась в некрасивой истории с банкротством «Байкал Банка». С ней можно ознакомится в статье «БайкалБанк-дойная корова для преуспевающих бизнесменов». 

Сама Лили конфликт отрицает, однако на поверхности лежит по крайней мере одно большое противоречие.  Две фирмы ООО «ФК» и «Трейд Лайн» взяли в субаренду у «Диал С» суммарно 12 гектар земли. Эти фирмы аффилированны с прежним собственником Клавдией Михалевой и предположительно зашли в ее бытность. Возможно, сегодня конфликт разгорелся именно из-за присутствия этих компаний, которые не хотят уходить, потому, что скорее всего заплатили за эти участки большие деньги.

Кто стоит за молодым предпринимателем пока трудно сказать. Все же девушка не совсем из ниоткуда. Предполагаемый отец Лили Нодари Размиашвили через сеть фирм и общественных организаций имеет отношение к одному из богатейших людей Бурятии «лесному королю»  Евгению Пруидзе, которого нетрудно заподозрить в тесных связях с правительством республики. В свое время на Пруидзе легла тяжелая ноша по поддержанию в более менее живом состоянии Селенгинского ЦКК, чтобы не угробить моногород. С другой стороны компании, в которых состоит сама Лили и ее супруг, в уходящем году анонсировали несколько крупных инвестиционных проектов на старых площадках, предлагаемых правительством, в Кяхте и Наушках. Речь идет о компании «Ванг инвестмент», которую усиленно пиарит молодой министр без министерства Антон Виноградов. Кроме того, сама Лили в интервью нашему изданию сказала, что плотно работает с проектным офисом по вхождению Бурятии в ДФО, в надежде получить государственную поддержку. На вопрос, когда «Диал С» начнет вкладывать в проект заявленные деньги: до или после получения государственной поддержки, девушка не ответила.

Получается, что никаких китайских инвесторов на самом деле нет, как нет инвесторов вообще. Есть частные темы, ни к чему не обязывающие соглашения, индикаторы, показатели роста инвестиционной активности, но за ними нет ничего, что могло бы повлиять на развитие республики.

 

Евгения Балтатарова, Алексей Доржиев, «Республика»